19:15 

Образы сновидений: повстанцы и человек-самолёт

arussian-minstrel
Арусианский менестрель
Вчера начала перечитывать "Путь художника" Джулии Кэмерон. Возобновила утренние страницы ("поток сознания", записываемый каждое утро в тетрадь, минимум три листа). Техники Джулии Кэмерон по высвобождению творческого начала основаны на работе с бессознательным. Так что неудивительно, когда при "включении" дополнительных техник связь между сознанием и бессознательным становится сильнее - бессознательное становится "разговорчивее".

Возможно, в связи с возобновлением работы по методике Джулии Кэмерон мне и приснился этот сон. Снилось что-то по мотивам "Звёздных войн" - видимо, потому что я сама давний фан и во френдленте много про ЗВ. В общем, проходил отбор желающих пополнить ряды повстанцев. Происходило это в актовом зале, полутёмном, освещена была только сцена. Отбор проводила какая-то женщина, дистанционно управлявшая камерой-дроном. Камера подплывала к кандидату, проводила какой-то короткий словесный тест, после чего называлось имя кандидата, и он выходил на сцену. Среди приглашённых были и люди, и дроиды, и даже... ожившие скульптуры! (Одна из них была в виде льва).

Я с подругами ассистировала. Когда все, кого отобрали, были вызваны на сцену, ведущая пригласила сделать общее фото. Я ушла со сцены, потому что меня не отбирали, я просто ассистировала. Хотя девчонки предлагали - а давайте для хохмы останемся! Но я решила не оставаться, спустилась в зал и села на колени так, как мы сидим в додзё перед началом тренировки.

Неожиданно камера подплывает ко мне. Голос ведущей называет мне одно за другим японские слова и просит повторить. (Кстати, на ночь я действительно заучила несколько японских слов). Она говорит, что необязательно воспроизводить точно . Я воспроизвожу как умею. Некоторые слова узнаю, некоторые - нет. Затем она говорит мне (через камеру-дрона): "Твой номер - 1912. Возьми серый фонарь и иди к окну".

Передо мной действительно лежит карманный фонарик, причём включённый. Окно находится в дальнем конце зала. Там уже толпится народ, у некоторых - такие же фонарики, как у меня. Наблюдаю за тем, что они делают, и размышляю, что же такое 1912. Наверное, номер корабля, с которым я должна улететь. Только тут до меня доходит: я тоже выбрана помогать повстанцам!

За окном - деревянный причал, уходящий в звёздное небо. Причал длинный, разветвлённый... Начинаю светить в звёздное небо фонариком. Сначала вижу, как если бы вспыхивает звезда. Потом в луче света появляется шарообразный космический корабль. Он приближается, останавливается недалеко от пристани. Оттуда отходит лодка, вскоре пришвартовавшаяся у причала. Какой-то парень говорит мне, что это мой корабль. Я спрашиваю "1912-й"? Он не отвечает, а просто показывает мне дорогу - мол, иди.

Сажусь в лодку. Там несколько человек, как я понимаю, с корабля. По идее, с ними надо познакомиться, но почему-то решаю отложить это на потом: на корабле меня так и так представят. Несмотря на то, что они абсолютно незнакомы, я не чувствую никакой опасности. Наоборот, появляется ощущение спокойствия и внутренней уверенности.

Потом (видимо, уже после перелёта) мы оказываемся в сложной системе помещений. Поднимаемся по полутёмной лестнице, выходим сначала в небольшую комнатку, которая, как я понимаю - храм. Там всё по-архаичному аскетично и просто: алтарь, сложенный из серого камня, никаких украшений. Люди подходят к алтарю, кладут на него руки и касаются лбом. Делаю то же самое.

Потом мне дают свечу странной, изогнутой формы и говорят, что я должна её подвесить на верёвке, где висят десятки таких же свечей. Подвешиваю за фитиль. По правилам, чтобы подвесить свою свечу, нужно снять другую свечу, подвешенную на этом месте ранее. Так и делаю. Слева от меня - мальчишка, у него не получается отвязать старую свечу, чтобы подвесить свою. Я подсказываю ему, как это сделать, но тут мне говорят, что пора идти.

Меня приводят в просторный светлый зал. Три плоские ступени ведут на сцену. Там - что-то вроде чайного домика. Кто-то рядом со мной говорит что-то про "усиление детских способностей". Из чайного домика, пригнувшись, выходит девушка. Она выглядет усталой, но воодушевлённой, как после хорошей работы.

Захожу в домик. Он оказывается гораздо просторнее, чем выглядит снаружи. Потолка нет, вместо него - небо, жёлтое, вечернее. Ложусь на пол. Голос инструктора предупреждает, что сначала будут визуализовываться неприятные вещи из бессознательного, и это надо перетерпеть. Но это меня не пугает, с кошмариками не раз приходилось иметь дело. Действительно, вижу: надо мной сгущаются облака, угольно-чёрные. Но я продолжаю смотреть на участки жёлтого неба за облаками. Постепенно облака рассеиваются. В небе появляются два крыла, похожие на самолётные. Они стального цвета. Продолжаю смотреть на них, и вскоре передо мной проявляется фигура человека-самолёта (вспомнила скульптуры на терминале в Пулково, только во сне фигура была мужская). Некоторое время удерживаю человека-самолёт перед собою мысленным усилием, потом концентрация начинает падать, и он исчезает.

Выхожу из домика, чувствую приятную усталость. Вокруг ходят повстанцы, переговариваются, я то и дело слышу: "Девятьсот двенадцатая нашлась!" Я спрашиваю, в чём дело. Мне говорят - "девятьсот двенадцатая - это ты". Тут я понимаю: это не номер корабля - 1912, это моё имя - "Девятьсот двенадцатая". Надевают мне на голову пилотку. Они сами носят пилотки, но простые, а у меня из какого-то необычного материала. Ведут меня к общему обеденному столу. Еда очень простая, почти крестьянская, но вкусная и сытная. За столом я рассказываю соседям, что видела в домике человека-самолёт. Мой собеседник напротив (немного похожий на Люка Скайуокера) кивает и говорит: "Девятьсот двенадцатая, вы любили нашего командира. Сейчас у него другая женщина, Сахмет, но теперь вы нашлись и всё изменится". Командира я тоже вижу мимолётом - высокий, темноволосый, в тёмном плаще, чем-то похож на моего мужа. Хочу расспросить собеседника, какие тренировки мне предстоят, и тут просыпаюсь.

Когда-то Карл Юнг изучал сновидения африканских племён. В одном племени ему рассказали, что есть обычные сны, а есть "большие сны", которые сновидец обязан рассказать всему племени. То есть эти люди, живущие на примитивном уровне быта и культуры, ощущали разницу между снами - переработкой личных впечатлений - и снами, где затрагивались структуры коллективного бессознательного. Последние они и называли "большими снами", заслуживающими внимания всего племени.

У каждого из нас бывают "большие сны". Они отличаются интенсивностью, эмоциональной насыщенностью и силой произведённого впечатления. В них особенно ярко проступают образы коллективной психики. Они могут отмечать - или предвосхищать - точку бифуркации, момент внутреннего изменения, переход в новое качество. Такой сон может потребовать не одного дня и не одной недели для того, чтобы полностью расшифровать его символику.

Пока что сделаю первую попытку расшифровки. Человек-самолёт - это один из образов моего анимуса, "крылатого принца". Но если в предыдущих снах он был исключительно самолётом, то теперь в нём проявляются и человеческие черты. То есть он становится ещё ближе ко мне, я начинаю его лучше понимать, сильнее ощущать его присутствие в моей внутренней жизни. Думаю, что капитан корабля и человек-самолёт - одно и то же лицо, просто в разные моменты я вижу его по-разному.

Сехмет, "другая женщина" - это моя Тень, "то, чем я не хочу быть". Безусловно, она взаимодействует с анимусом, ведь она, как и он, тоже находится "по ту сторону", то есть в бессознательном. И для более тесного контакта с "крылатым принцем" мне нужно будет встретиться с Сехмет - моей Тенью.

Повстанцы - тоже объяснимый образ, особенно в ключе книги Джулии Кэмерон. "Путь художника" - это книга о внутренней творческой "революции". Для раскрытия своего творческого потенциала приходится идти вопреки обыденным стереотипам, менять представление о себе и своих возможностях. Тебе говорят: "Не получится". А ты: "Всё равно сделаю! Хотя бы попробую". Это - путь против течения. На этом пути человек может вызвать недовольство окружающих: "Ну что ты маешься ерундой вместо того, чтобы заработывать деньги, растить детей, содержать дом в порядке и т.д." Парадокс в том, что творчески успешные люди находят способ и заработать деньги, и воспитать детей - более того, дети на примере родителей учатся Творчеству.

Пока мне непонятна символика 1912 - "Девятьсот двенадцатая". Но, как я уже говорила, "большие сны" раскрывают свои тайны далеко не сразу.

А у вас есть сны, которые произвели на вас особое впечатление?

@темы: Дневник моих сновидений, Архетипы - Тень, Архетипы - Анимус, Толкование сновидений, Образы сновидений - Самолёт, Коллективное бессознательное, Карл Юнг

URL
Комментарии
2016-01-26 в 20:04 

Либелле
Но Танечка и Ванечка уснули вечерком, а папочка и мамочка - в Африку бегом )))
Настолько особых, пожалуй, не было.

     

Сны о чём-то большем

главная